27 Июнь, 2017

27.06

  • Домой > 
  • Отчеты > 
  • Плато Актолагай, пески Кокжеде, Республика Казахстан

Плато Актолагай, пески Кокжеде, Республика Казахстан

ноябрь 2014

- Только ни в коем случае не тормозите, - передал по рации руководитель проекта Евгений Шаталов, - проходите спуск на пониженной, у вас всё получится. Но нога нашего водителя Паши дрогнула, по инерции стукнула по педали тормоза. Через долю секунды он отпустил, но нас уже понесло юзом по пескам казахской пустыни Кокжиде.

Цели проекта:

  • - Разведка маршрутов для будущих экспедиций Red off-road expedition;
  • - Испытание обновленного UAZ Patriot
  • - Съемка телепередачи и фоторепортажа;
  • - Спортивное прохождение песков Кокжеде  насквозь, без дорог;
  • - Школа внедорожного вождения и тренировка по организации жизнедеятельности экспедиции в условиях ветров и низких температур;

День первый

В эту экспедицию мы отправились четырьмя «патриотическими» экипажами: два на дизеле, два на бензине, один из которых обновленый UAZ Patriot 2015, в другом ехал я. В нашем маршруте значилась две главные точки: загадочное место Актолагай на западе Казахстана и пустыня Кокжиде. Ни один из всей группы здесь прежде не бывал, но маршрут был проложен по спутниковым снимкам.  Путешествие было запланировано коротким, всего на пять дней. Всё это время мы боролись с нехваткой топлива, ночным холодом и наступающей ночью. Первая схватка ожидала нас на таможне. К границе мы подъехали в сумерки. Российский контроль преодолели быстро, дольше оформляли страховки. Там же в приграничном киоске поменяли рубли на тэнге.

Казахскую таможню мы проехали далеко затемно, серьезно выбиваясь из графика. Прежде я был мало знаком с Патриотом, поэтому осваивался на его заднем сидении по ходу движения. Как работает подвеска испытали сразу же после границы.

  • Друзья, нам нужно нагонять время. Поэтому всем водителям нужно преодолеть психологический барьер и ехать не меньше 80 км/ч. Поверьте, так будет проще пройти этот участок убитой дороги, - настоятельно порекомендовал голос Евгения Шаталова из рации.

Подвеска УАЗика хорошо отрабатывала на скорости, лишь изредка, при неловком манёвре, лягая нас в самую уязвимую точку. Хороший асфальт появился только на самом подъезде к Актобе. Но сил не осталось. Поэтому после заправки съехали с дороги и поставили лагерь прямо в черте города, вдоль какой-то лесопосадки.

  • Мы потеряли очень много времени, - заявил Евгений, - Завтра нас ждут 500 км пути, большая часть из которых пройдет по бездорожью. Будьте готовы вернуться домой на день или два позже.

Меня на тот момент больше волновала не продолжительность поездки, а первая в жизни зимняя ночевка в палатке. Это было одно из испытаний, приготовленных организаторами.

Было холодно. Я допустил роковую ошибку — лег спать с замерзшими ногами. А нужно было перед сном разогреть весь организм. Если не помог ужин, то лучше побегать, поприсядать, отжаться. Также рекомендую освободить себя от лишней жидкости в организме, иначе она обязательно разбудит ночью, проверено. После этого нужно снять с себя всё кроме термобелья. На ноги лучше надеть шерстяные носки. Если куртки и штаны положить поверх спальника, будет заметно теплее. Гарантирую, в таких условиях ночевка на каремате может даже понравится. Но в первый раз до утра я так и не согрелся. Не помогали даже химически чудо-грелки. Утренние -18°C не прибавили бодрости.

День второй

Мы торопились, двигаясь на юго-запад через Октябрьск. Асфальт заканчивался. Населенные пункты мелькали все реже. День пролетал незаметно. Разрывов в колонне почти не было. Казалось, что едет не 4 автомобиля, а один автобус: по рации мы постоянно переговаривались, шутили, только песни не пели. Но финиш как будто не приближался. Актолагай становился призраком.

Дорога кончилась. Судя по всему, еще лет двадцать назад. Асфальт был как после бомбежки. Многочисленная колея, располосовавшая поле, намекала, что ехать лучше по ней. И мы ехали, надеясь добраться до точки в этот день.

После крайней заправки шли полем. Километров около ста по степи. Местами удавалось ехать с городской скоростью. Организаторы всё время ехали впереди на новеньком Патриоте. Евгений Шаталов то и дело появлялся в эфире с комментариями по поводу автомобиля:

  • - Друзья, я в восторге. Мне очень нравится управление. Оно на самом деле стало лучше, - и в конце всегда добавлял, - это не реклама, это чистая правда.

Управляемость Патриота действительно повысилась из-за появления заднего стабилизатора. Но эта же новинка ставила вопрос, как поведёт себя автомобиль на серьезном бездорожье. Узнать это мы могли только в пустыне.

Будь светло, мы увидели бы приближающиеся меловые скалы Актолагая. Но ночь заставляла нас сомневаться в правильности маршрута. Когда по расчетам мы должны были оказаться на месте, вокруг всё так же шумела лишь степь. Колонна остановилась. Казалось, что ночевать придется в поле. Организаторы почесали головы, посовещались, мигом загнали всех в машины, скомандовали ехать ещё 15 км. Мы с надеждой тронулись.

Как из ниоткуда, резко, загородив полнеба, показались горы. Белые на черном фоне. Красота сверхъестественная. Даже силы появились. А ещё мы нагнали график.

Лагерь разбили в закутке между гор. Снова ночевать в палатке я струсил. Укрылся курткой и спал сидя на водительском месте нашего Патриота. Хуже отдыха в моей жизни не было.

День третий

«Актолагай — это меловое плато, бывшее миллионы лет назад морским дном. Говорят, здесь можно найти доисторические ракушки, зубы акулы и даже скелеты динозавров», - всплывала информация из Интернета у меня в голове. Но стоило открыть глаза, как все слова пропали. Можно было только мычать при виде этой красоты. Прежде подобные пейзажи я видел только на фото и в кино. Было ощущение, что одновременно попал в классический вестерн с Клинтом Иствудом или в фильм Звездные Войны. Одним словом — восторг.

Сворачивать лагерь было не нужно — следующая ночевка была здесь же. Поэтому после завтрака мы поехали на поиски главной достопримечательности Актолагая — горы Королевы. Свое название она получила за сходство с шахматной фигурой.

Ландшафт в этих местах достаточно сложный, приходилось постоянно выбирать между движением по холмам и по степи. Везде есть свои особенности. В поле встречается поперечная колея. Страшнее всего, когда идешь на скорости 40-50 км/ч и замечаешь её только в самой близи. По ровным холмам у подножья гор проехать можно не везде. Кажется, что уже нашел верный путь, но упираешься в обрыв. Приходится снова объезжать полем.

Королева оказалась недалеко от нашего лагеря. На картинках гора выглядела куда внушительнее. Но её вид совсем не разочаровал. Она стояла слегка отстранёно от всего мелового ансамбля. Что добавляло ей важности. Много лет ветры обдували Королеву со всех сторон. Поэтому она сделалась почти симметричной. Её красота и её хрупкость поражала. Показалось, стихия совсем скоро оставит от неё только воспоминания.

Чтобы насладиться всей красотой Актолагая, мы стали огибать его сверху, оказываясь на своеобразных смотровых площадках. Ландшафт нереальный. Как картинки с Марса.

К слову, с высоты было видно, что к Актолагяю через степь лежит не одна колея. И по верху мы тоже иногда передвигались по «дороге». Но угадать, куда ведет то или иное направление почти нереально, поэтому мы двигались по той траектории, которую выбирали сами. Патриоты были не против.

На обратном пути к лагерю внизу мы обнаружили большой солончак. Идеально ровная поверхность, ни камушка. Знаете, в США ставят мировые рекорды скорости на похожем высохшем соленом озере. Именно здесь, при ярком свете вдруг открылась настоящая красота нового Патриота. Угловатая оптика прибавила ему свежести, так что в кадре он смотрелся изящно. Бампера стали крепиться к кузову. От этого исчезли ужасные зазоры. Автомобиль стал выглядеть солиднее.

День оказался короче, чем хотелось. Не понятно, какая усталость была сильнее — эмоциональная или физическая. Для меня настал кульминационный момент. Совершенно осознано я забрался в спальник. -13С. Переборов себя, оставшиеся ночи спал как младенец.

День четвертый

Мы обогнули Актолагай и помчались обратно на север. Через пару десятков километров вдоль колеи потянулись линии электропередач. Первый признак цивилизации грел душу. Снова показался прошловековой асфальт. Местами можно было ехать 80-90 км/ч, местами — лавировать между огромных ям. Топливо заканчивалось. На горизонте показалась деревня.

Естественно, никакого намека на заправки в маленьком селении мы не нашли. Людей в первые минуты тоже. Пометавшись по улицам, заприметили тракториста. Абориген направил нас к местному «хозяину жизни». Торговец топливом оказался совсем не против продать десяток другой горючего. Вдобавок радушно пригласил нас на шурпу, но остаться мы не могли. Пустыня Кокжиде ждала.

Весь день мы гнали по колее, не отставая от графика. Пока наш экипаж не проколол колесо. В таких степных деревнях, где рельефа почти нет, жители выбрасывают всякий мусор на окраине. А здесь была целая свалка бытовых отходов. Скорее всего там и получили прокол. Меняли колесо удивительно долго. Так, что тьма снова догнала нас в пути.

Оставаться в степи было не резонно. Километры, намеченные на сегодня, нужно было пройти непременно. У Евгения всё было рассчитано буквально по минутам. Поэтому мы спокойно продолжали двигаться по темноте. Добраться нужно было до песков. Там нас ждали самые серьезные внедорожные испытания за всё время экспедиции.

Ландшафт становился более рельефным. Степные травы сменялись низкими пустынными колючками. До настоящих барханов было еще далеко, а ночь наступала. Пару километров мы проехали в поисках подходящей площадки для лагеря. И место выбрали атмосферное. На вершине ближайшей возвышенности открывался ужасный, но красивый пейзаж. На горизонте пылали огни нефтедобычи. И один особо ярко. Казалось, это толкинский Мордор. И вот-вот наступит решающая битва...

День пятый

Нас ожидало некое «спортивное прохождение пустыни». Нет, время никто не засекал. Просто двигались мы колонной. Евгений выбирал траекторию по-сложнее, а экипажи старались так же филигранно пройти препятствия. Поначалу участки были легкие, мы шли уверенно. Но чем дальше в пустыню, тем круче углы подъемов и спусков и сыпучее становился песок. Для лучшей проходимости пришлось стравить давление в шинах.

Преодолевать подъемы казалось проще, чем спуски. В случае ошибки откатываешься назад и повторяешь маневр. На одном же из спусков нас понесло юзом. Сердце замерло, пальцы вцепились в поручни. Кажется, Патриот уже начал переворачиваться. Паша сделал резкое, но небольшое движение рулем. По телу даже потек пот. Траектория выправилась, и … мы покатились дальше. Молча переглянулись. В глаза водителя читалось, что таких ошибок он больше не допустит. А когда мы стояли на таком спуске, что от его крутизны неба было не видно, Паша сделал всё правильно. Только адреналин всё равно зашкаливал.

Экипаж Евгения Шаталова, идя первым, выполнял роль разведчика. От этого ему доставались сложнейшие препятствия. Чуть не увидел кочку, как машина оказалась в диагональном вывешивании. Где-то он выбирался сам. Местами, когда сцепления с грунтом не было, приходилось помогать ему. Создавали противовес, стоя на подножке.

  • Я опасался, что из-за стабилизатора будет трудно передвигаться по пустыне, где сложный рельеф, - поделился Евгений, - но такой проблемы не возникло. Трудности в основном происходили из-за ошибки в выборе траектории.

Только мы добрались до незакрепленных песков, как топливная стрелка упала в красную зону. Жаль, что испытать ещё больший экстрим не получилось. Ведь там были настоящие барханы: сыпучие, труднопроходимые и коварные, при этом невероятно красивые. Вдобавок поднялась снежная буря, так что видимость стала отвратительной, нужно было выбираться в цивилизацию.

Еще немного мы шли полями. Потом заблудились между нефтяными скважинами, теми, что видели ночью. Странное чувство. Вокруг столько будущего горючего, а простым бензином заправиться негде.

Найти правильную дорогу в таком месте оказалось непросто. Вокруг десяток направлений. Но навигатор не помогает. Крутясь час возле нужного поворота, мы всё же свернули по направлению к дому.

Не сговариваясь, все держали темп. После заправки двигаться стало трудно. Метель усилилась. Видимость упала исключительно.

Потратить оставшиеся тенге условились под вечер в придорожном кафе. Водителей для подмены хватало, поэтому мы снова отправились в ночь. Без сил, но с огромным запасом азарта.

Федор Митюгов